Член Томского отделения РГО Егор Ковальчук завершил кругосветную велоэкспедицию

Член Томского отделения РГО Егор Ковальчук завершил свою почти трехлетнюю велоэкспедицию вокруг света. Об этом он рассказал в интервью публичной странице Вконтакте «Изнанка», публикующей интервью с интересными людьми.

— Сколько вы проехали? Какое время это у вас заняло?
— Сам концепт Кругосветного путешествия носит следующие цифры:
15 июня 2014 — 02 августа 2016, 53 772 км (пятьдесят три тысячи семьсот семьдесят два километра). Начало и Окончание маршрута – город Томск.

— Какие страны вы объездили?
— 39 стран (+частично признанных стран)
Россия, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Узбекистан, Азербайджан, Армения, Нагорный Карабах, Грузия, Абхазия, Норвегия, Финляндия, Швеция, Дания, Германия, Польша, Чехия, Австрия, Словакия, Венгрия, Сербия, Румыния, Болгария, Македония, Греция, Албания, Косово, Хорватия, Босния, Молдавия, Приднестровье, Белоруссия, США, Индонезия, Малайзия, Таиланд, Лаос, Китай, Монголия.

— Что подтолкнуло вас на совершение кругосветки?
— На совершение кругосветки подтолкнули многие факторы, первый из них, конечно, из детства. Я мечтал написать книгу, и в детстве мне очень по душе была природа. В 19 лет я увлекся путешествиями, вернее, я впервые выехал за пределы области (Томской), и это было настоящее открытие. Соседние республики оказались отличны по ментальности и культуре от нашей области, это было очень интересно, это значилось как настоящая, живая география. Так между курсами университета я выезжал за пределы города и области и путешествовал — это были 2010 и 2011 годы, путешествовал больше на автобусах, поездах. Интересна была жизнь.

Позже, в 2012 году, я испробовал путешествие на велосипеде! И меня захватило! Велосипед оказался тем средством передвижения, которое было мне по душе — он позволял мне быть активным физически постоянно, а также создавать собственное движение. Я бы сказал, что велосипед для меня как способ познания Мира, как сканер, за счет него я мог познавать природу, взбираясь на перевал или штурмуя горы, заезжать во многие поселки, и весь этот процесс создавался моими физическими данными, что позволяло узнавать о себе очень многое. О своей психике и физике. Велосипед — это дерзость и молодость! До кругосветки у меня уже был годовой опыт велосипедного туризма и путешествий в самых экстремальных местах и климате.

— В каких экстремальных местах были до и во время кругосветки?
— Был в Афганистане в 2014 году. После этой страны сложно было доверять, и впервые я задумался, что меня могут ограбить или убить. Но позже в Иране удалось реабилитироваться благодаря благородным персам. В Афганистане нас обкрадывали часто, в результате нас задержали и выпроводили из страны с помощью росс. консульства в целях нашей безопасности. Также экстремальна была зимняя экспедиция в Якутии в течение трёх месяцев, где приходилось крутить педали в минус 50.

В целом, многое экстремально, а некоторое создавалось самовольно мною. Например, я много экспериментировал с питанием и ехал только на фруктах и не пил воду. Это стоило десятков обезвоживаний и тепловых ударов, но я справился.

 Много вещей у себя за спиной везли?
— Вещей возил, по сравнению с европейцами, очень мало. То есть к каждому климату и стране я адаптировался и приобретал вещи на месяц вперед. То есть зимние ботинки, которые мне понадобятся через полгода, я не брал. Часть вещей выбрасывал или передаривал. В холодном климате (Скандинавия), конечно, обрастал дополнительными вещами: теплая обувь, теплые кофты, спец. снаряжение. А, к примеру, в Индонезии все эти вещи не были актуальны, и даже палатку я ставил не часто там, потому что очень жарко. Но первый год я вез с собой много электроники: диктофон, плеер, электронную книгу, ноутбук, телефон, фотоаппарат. После первого года я избавился от всего этого, заменив на один телефон и фотомыльницу. Также я вез очень много дневников, которые писал ежедневно на протяжении пары лет — это несколько килограмм блокнотов.

Все вещи вез в рюкзаке — велоштаны, которые крепились на багажнике. В рюкзаке за спиной редко что-то вез, а если вез, то маловесомое, или когда требовалось утеплить спину в холодном климате.

 Какая страна запомнилась больше всего? Почему?
— Индонезия. Впервые еще в 2013 году ощутил себя там как дома. Удивительные добрые люди, очень добрые, мега добрые. Простые и улыбаются как дети! Красивая природа — вулканы, на которые я взбирался.

Таджикистан, горная часть Памир — в этом регионе осталось мое сердце, опять же из-за людей. Они живут на высотах 3000-4000 метров, очень благородные, достойные, сильные. А взгляд — какой этот взгляд волевой! Очень гостеприимная и самобытная страна. И много ветра и безмолвия.

Грузия — Святая Грузия. Тихая, но сильная религиозность.

США — путешествуешь и видишь все становление истории: и период депрессии, и прослойки Керуака, и разные слои общества. В США я максимально много описывал всё в дневнике. Очень много стереотипов разбилось после этой страны.

Сербия — за веру и преданность Земле.

— В чем проявлялась преданность сербов земле и глубокая религиозность грузин?
— Преданность в том, что они не оставили земли, которую заняли албанцы, живут в маленьких анклавах как в гетто, но вывешивают флаг свой и никуда не уходят, хоть их и убивают албанцы и много творят против них. Для меня это символ того, что сербы преданны до смерти!

Грузинская религиозность для меня была тихим открытием, о которой никто не кричал, но она была во всем — в жестах и жизни людей, но не на показ.

— Ехали только на велосипеде? Если не считать перелёт в Америку.
— Да, только на велосипеде, километраж в 53 772 км — только велосипедный. Также было два перелета в Америку и с Америки в Индонезию, также паромы в Европе и в Индонезии. И на границе между Китаем и Монголией не удалось проехать на велосипеде и один км меня провезли в автобусе. До этого мне удавалось штурмовать все границы. Трудность в том, что не везде велосипедиста пропускают, т.к. не знают, куда его зачислить — в пешеходы или автомобилисты, и начинается бюрократия.

— В какой стране люди наиболее дружелюбны, по вашему мнению?
— Иран, Индонезия, Таджикистан, Киргизия, США. В каждой стране дружелюбность исходит по особым факторам. К примеру, Восток Азии — из-за вековой ментальности. В США, к примеру, по привычке, потому что нравственность в крови.

 Как вы решали языковой вопрос? Вы знаете много языков?
— Я говорю на русском языке, весьма плохо на английском, примерно как папуасы в режиме пиджин инглиш, но я не комплексую в общении и легко объясняюсь. В некоторых странах старался выучить некоторые слова для общения, чтоб мог рассказать, кто я, откуда и зачем. Учил цифры, чтоб торговаться на рынке и узнавать цены. В Китае пользовался табличками на иероглифах, где были записаны односложные фразы типа: «Я не голоден», «Мне не нужна помощь», «У меня все в порядке». Китайцы тоже очень дружелюбны, но закрыты и на ночлег мало приглашают, в отличие от тех стран, которые я описал выше.

 Где вы ночевали? Как питались? В какой стране было сложнее всего с проживанием и питанием?
— К примеру, в Таиланде ночевал в храмах и в спец. комнатах для туристов-велосипедистов. Изучал поверхностно буддизм, то есть совмещал приятное и полезное, выходил с монахами на практики. Ночевал часто у местных, во всех религиозных учреждениях, в палатке, без палатки под открытым небом, ночевал через сайты гостеприимства и через клубы велосообщества.

Питание от климата и страны зависело. Велосипед в целом любит голодных (улыбается). Посреди дня тяжело что-то впихнуть в себя. Я ел на ходу. У меня был кармашек у рамы, и я клал, например в Азии, фрукты, овощи и хлеб. Вечером мог варить что-то из каши или риса, мог есть молочку. В Европе часто костер и кашки, супчики, среди дня сладкое и фрукты. В Китае посреди дня мороженное, много мороженного и булочки, вечером рис, как и в Индонезии и Тайланде, и овощи. В Америке была зима, темнело рано, было не до готовки, закупал продукты в супермаркете Walmart, а также кушал в сети общепита «China Buffet».

— Вы вегетарианец? Как восполняли огромное количество энергии без мясных белков?
— Да, вегетарианец. Я прочитал об этом много литературы, около 30-50 книг, много экспериментировал и сдавал анализы иногда, чтоб удостовериться, что это не вредит моему организму. Вегетарианская пища все восполняет! Сложнее на сырой фруктовой пище, потому как много резервных запасов уходит.

 В какой стране была самая лучшая, а в какой самая худшая для вас еда?
— В США были в «China Buffet» — все кухни мира всего за 13 долларов. Это было лучшее. В Индонезии фрукты: манго, папайя, джекфрут, дуриан, многие виды бананов. Худшая для меня в Казахстане — всё на мясе и не так разнообразна.

— Меняли коня за время путешествия? Если не секрет, какая марка и модель велика была?
— Начинал на Univega alpina 5500, это лишь рама. Потом под себя все настраивалось и усиливалось, вилка поменялась на жесткую, усиленные колеса и система передач, хороший багажник, простые тормоза вибрейки, которые мог заменить в любом месте и стране. Простота и надежность. От велосипеда осталось родное — руль и багажник. Трескалась рама, менялась дважды, колёса снашивались, менялись цепи, покрышки. Приехал на раме Merida Warrior.

— Посоветуйте, какой велик лучше брать для ежедневных дальних заездов? Какой лучше по цене/качеству?
— Я бы рекомендовал фирму ТРЕК с жесткой вилкой. За крайний год объездил три велосипеда фирмы ТРЕК. Очень влюбился!

— С какими трудностями столкнулись на пути?
— Трудности в голове. А в целом — бюрократия. Порой нужно тратить много времени на оформление, продление визы — это стопорит, это мешает. Это визы США, Индонезии, Китая. Также регистрации в Средней Азии. Там пришлось ехать нелегалом. Трудности физические — очень жарко, к примеру, но это норма. Один раз сбили на машине в Казахстане.

Трудно было ощущать, что не видел родных 14 месяцев, и стал загоняться — а вдруг не увижу. Это была трудность, и меня накрывало сильно по этому поводу.

Хотя и общался постоянно с родными, и они по карте просматривали мой путь. Порой трудно довериться ситуации, когда, например, сломался велосипед посреди пустыни.

— Кроме случая, когда вас машина сбила, вы болели чем-либо? Обращались/лежали в больнице?
— Несколько раз из-за адаптации к климату и тяжелых нагрузок слегал и тяжело было — рвало, встать не мог. Это из-за горной болезни на Памире и в Индонезии, от совершенно другого климата. Еще в США клещ кусал, но обошлось. Также травмировал пятку, когда прыгнул в Иссык-Куль (озеро в Киргизии), трещина месяц болела. Так в основном тяжелым чем-то не болел, кроме пары случаев, когда отлежался 1-2 дня.

— Как решали проблемы с визами и границами?
— Прорабатывал вопрос заранее, где какую визу лучше получить, и какое консульство выдает с меньшими проблемами. С визой Китая я объездил весь Таиланд, чтоб получить максимально продолжительную визу. Границы пересекал легально и также узнавал заранее, на какой границе меня могут не пустить по причине двусторонности (то есть пускают только граждан граничащих государств).

— Путешествовали одни или в компании?
— 80% один. Часть Европы проехал с братишкой Темой, и также Америку с ним пересекли. В Китае восемь дней ехали вместе с испанцем по имени Ландер из страны Басков. Очень хорошие ребята.

— В каких странах находились меньше и дольше всего?
— В Азербайджане был мало и в Лаосе, во второй хотелось бы подольше, страна очень самобытна и разнообразна. Был около четырех месяцев в США, в Индонезии около двух месяцев, в Китае полтора.

— Расскажите о методах экономии в путешествии.
— Быть самостоятельным! То есть визы делать самому, не через операторов. Питание — питаться самостоятельно! Это не значит, что невкусно, просто не в дорогих ресторанах. Ночевать у местных или через сайты обмена гостеприимством.

— Как справлялись с судорогами и прочими болезненными процессами во время пути?
— Очень много уделял времени восстановлению организма — холодная вода, реки или ванны. Массаж, эфирные масла (втирание их), аппликатор с иголками возил и им разминал мышцы, простукивал постоянно, а вернее — бил, делал дренаж ног.

— Вы, как человек, видевший много дорог, ответьте, пожалуйста, на вопрос — так ли они (дороги) плохи в России?
— В России все отлично и с жизнью и с дорогами. В России разговор о дорогах как разговор о погоде — лишь бы поговорить! В Казахстане местами хуже. В США отличные и в Китае с Ираном.

 На что стоит обратить внимание, если собираешься в затяжной заезд?
— Стоит обратить внимание на психику. Надо ли оно вам? Попробовать проехать неделю, две — начать с малого. Определиться с целями и принципами. В целом это очень интересно, но не стоит дома оставлять завязки и отношения, иначе тяжелее будет. Должна быть цель и деятельность в пути. У меня был проект с детьми «радуга для друга», а также написание книги — это одни из ключевых целей. И на велосипед стоит предельно уделить внимание. Собрать его, чтоб лететь и не думать, что сломается.

 Откуда у вас деньги на кругосветное путешествие? Кем вы работаете?
— Я выехал с минимальным бюджетом — обычный парень. Часть мне помогали друзья, к примеру, перелет в Америку и виза США. В Америке мы для эксперимента искали работу и ассимилировались, заработали на перелеты в Индонезию и визы, что до дома хватило! Не так много затрат нужно было. Но все же были — 300-500 тысяч.

 Были ли моменты, когда хотелось всё бросить и вернуться домой?
— На третий день я в Новосибирске потерял шапку, которую связала мама. Тогда мелькнуло, что если не найду ее, то вернусь домой. Нашел. Мысли бросить не было в дороге. Но порой так изматывало все. 5-7 раз прокалываешь колесо и постоянно меняешь камеру — хотелось просто скинуть велосипед в обрыв. Пару раз мы пинали велосипеды, потом смеялись.

За месяц до приезда мне позвонила мама и спросила: «Ты дальше в Африку?». Даже она привыкла к моей долгой дороге.

— Как родные отнеслись к столь необычной мысли — объехать весь мир? Пытались ли отговорить?
— Отговорить не пытались. Маме нелегко дался мой путь, я редко бывал дома, после того, как закончил университет в 22 года. Но моей задачей было максимально ей донести, что я и для его делаю. Она в атласе следила за моей дорогой. Конечно, переживала за Афганистан там. Нас сблизило все это. Мы стали больше доверять друг другу. Я начал ее больше ценить, а она начала принимать меня и мой путь.

— В основном вы ехали по трассам? Или встречалась и пересечённая местность? По какой самой экзотической местности вы проезжали?
— И трассы и пересеченка. Очень интересные получились дороги в Осетии — через перевалы, снежники. В Чечне пустыни очень понравились. Памирские горы!

— Что для вас сейчас значит это путешествие?
— Хороший вопрос, спасибо! Это летопись моей Жизни. Большой бесценный опыт. Это опыт, который мне дарили люди своей добротой, а моя задача — реализовать в благодарность им несколько книг и максимально делиться опытом с людьми с помощью рассказов, мотивации, фоторабот, книг.

— Как справлялись с непогодой вдали от населённых пунктов?
— Просто ехал. Снег, дождь, непогода — едешь. Ко всему привыкаешь, зона терпимости растет — утепляешься.

 Вы религиозный человек?
— Да, долго шел к этому разными ветвями и храмами.

 Во время путешествия пришли к этому?
— Во время предыдущих изучал Кришнаизм, язычество, был нигилистом. Потом как-то само пришло сознание, что Христианство по нутру. Но я долго не давал себе возможности окончательно принять эту веру. Изучал, много вопросов было, много сомнений.

— Часто ли в пути ощущали нехватку общения? Как справлялись с этим?
— Нет, не часто — пару раз всего. В Скандинавии был случай, когда пересек границу с Россией, и резко наступила зима. Это Заполярье, хоть и апрель уже. И всё пустынно — снег, олени. На седьмой день я почувствовал, что я мало общаюсь с людьми, и пошел знакомиться. Чтоб справиться, писал письма родным, записывал аудиосообщения им на диктофон, писал дневник.

— В велопутешествии вы часто сталкивались с другими велопутешественниками? Что можете о них рассказать?
— Часто встречал на Памире, несколько стали моими лучшими друзьями. Двое из встречных велосипедистов стали моими близкими друзьями: Ласло венгр из Словакии, знающий русский язык, с кем мы познакомились в Азербайджане, а спустя около года я гостил у него дома. Сейчас он вновь в пути. Вторым был Ландер из Страны Басков, что в Испании. Мы сдружились в Лаосе, а после в Китае ехали вместе более недели от Ченду до Сианя. Сейчас он завершил свой маршрут. О каждом из них можно написать целую книгу. Очень много интересных ребят! С некоторыми мы общались и сейчас общаемся.

— Вы бы хотели повторить подобное путешествие? Почему?
— Да, было б интересно повторить года в 33 (для ясности, мне 29 лет). Круг номер два, маршрут в целом готов. Это интересно! Это взгляд на Мир и себя. И это не так много времени забирает! Школа, университет гораздо больше отняли времени.

— Повторили бы, но на другом транспортном средстве? Автомобиль или мотоцикл, например.
— Автомобиль, если только с семьей и в годах. Как Владимир Снатенков, к примеру, который путешествует с семьей по Африке. Мотоцикл не люблю из-за шума. Мне близки виды транспорта с мускульной собственной силой. Хотелось бы продолжительное путешествие сделать пеше-беговое. Мы уже начали вникать. Оббежали озеро Иссык-Куль в Киргизии. Интересны водные типы транспорта, но надо начинать — в этом я ноль.

— Вспоминая того же Снатенкова, вдохновляли ли вас другие путешественники?
— Конечно! Многие из них или мои друзья или наставники. Джумбер Лежава из Грузии — лично не знаком, но очень вдохновляет. Михайлюк — бабушка из Твери. Сейчас ей больше 70 лет. Она еще крутит педали, что фору даст молодежи. Павел Конюхов — младший брат Федора Конюхова, куратор предыдущих экспедиций.

— Расскажите о самом сложном дне вашей поездки, если был конкретный день.
— Были такие дни до кругосветки. Наверное, самые сложные, когда я очень обезвоживался. Это было настоящее испытание: горит кожа, глаза скрипят, губы пересохли, в голове туман. Потом ешь арбуз, и слезы тут же выступают. Много связано с водой. В кругосветке было сложно пересекать пустыни в Узбекистане. Помню, дальнобойщики скинули мне бутылку с замерзшей водой, я был самым счастливым человеком. Держал и смотрел, как быстро она тает.

— Проще ехать одному или в компании?
— И одному познавательно, и в компании интересно! Мы ехали с Темкой, и это был мега опыт, потому как ты узнаешь себя со всех сторон. Очень здорово ехать с кем-то, когда сходятся взгляды и бытовуха. К примеру, для меня важно, чтобы человек ехал и не ленился. Многие правда ленятся и едут по 40 км в день. Мне важно, чтобы сбор утром занимал минимальное время. Когда я один, на это уходит десять минут. Но мне повезло. Я писал дневник, а Темка записывал видео — все четко и слаженно!

— Сколько часов в день вы ехали? Сколько отводилось под сон?
— По-разному. Иногда спал по четыре часа в Скандинавии и крутил по 20 часов, очень хотелось доехать до зеленых листьев и уехать от зимы. Есть дни отсыпа. К примеру, едешь от точки до точки неделю, может, а потом день отдыха, так скажем, лекции, мероприятия или сходишь куда, отоспишься, иногда по 6-10 часов сна, все зависело от региона, цели. В Сербии мы ехали от монастыря к монастырю, то есть ехали и 50 км, и 80. Максимально изучали, то что интересовало.

— Где-то, кроме Афганистана, вас пытались обокрасть?
— В Румынии цыгане, хотели нас с другом обокрасть. Они выехали косить чужую кукурузу к ночи, а тут мы и все вещи разложены. Было сложно, но мы как-то психологическими приемами взяли инициативу на себя и ситуацию разрулили.

— Сколько в среднем проезжали в день?
— Максимум в кругосветке — 280 км в день. В горах другие цифры, но часто более 100. Крутил более 250 км ежедневно в Скандинавии. Потом ходить не мог — ахилы очень болели.

 Пользовались каучсерфингом?
— Не особо его люблю, пользовался велосипедным каучсерфингом, там уже своя тусовка.

— В обычной жизни как часто используете велосипед?
— В городе не так люблю. Много машин, не всегда удобно из-за выделенных дорожек. Зимой тяжело ездить. Но вот в Москве мне удавалось подработать на велосипеде. Я брал заказы в область и курьером доставлял их по области, в удовольствие тренировка и заработок. Интересно было бы поработать вело-курьером в огромном городе типа в Нью-Йорка. В обычной жизни я сейчас больше бегаю, поэтому я замещаю все переходы, переезды бегом вместо транспорта.

— Какие ошибки вы допускали в путешествии? И, если говорить в целом, что не так может сделать как начинающий, так и опытный турист?
— Был эгоистичен к родным. Также многое не сделал — хотелось глубже уйти и поизучать ту или иную культуру, но времени не всегда было много на это. Волосы не стриг и жутко страдал в Азии от этого (улыбается). Начинающий может неправильно распределить свои силы и задачи — нужно себя поузнавать.

 Появились ли у вас в ходе путешествия какие-либо традиции, обычаи?
— Армяне научили пить кофе, спасибо им за это. В следующее путешествие обязательно взять турку. Традиция — первые пару десятков км проезжать натощак. Писать дневник тоже до еды. Чтобы узнать страну — сходить на базар, посетить свадьбу и похороны, переночевать в семье.

— Как вы обычно договаривались с семьями о ночлежке? Часто слышали отказ?
— Иногда через интернет. Тут или велосообщества, или друзья, или как сарафанное радио — тебя передают от семьи к семье. Часто просто стучишься в дом, церковь или мечеть и спрашиваешь ночлега. Часто я это делал, чтоб развеять внутренние мифы и барьеры. В ряде случаев впустившие стали очень близкими мне.

Часто в странах есть «гостеприимный плен», когда тебя домой забирают, и всё. Весь график нарушен — тебя возят по родне, показывают всему селу.

— После того, как увидели весь мир, ваша любовь к России (если она была) укрепилась, возросла или исчезла?
— Я очень полюбил ее! Еще сильнее. Я принял ее со всеми шероховатостями.

— Не было ни одной страны, в которой хотелось бы остаться навсегда или сделать её вторым домом?
— Это было принципом — не остаться ни в одной стране. Хотя были возможности в той же Америке.

— Так как в США вы провели достаточно много времени, назовите положительные и отрицательные стороны этого государства, которые вы определили для себя.
— Отношение к человеку человечное. Даже если ты бомж или наркоман, к тебе относиться на «вы» будут. Это удивительно. Мы ходили по центрам соц. защиты и изучали это. Тебя никто не угнетает и не подавляет. Мы работали и наблюдали это на себе и на многих. Чистая, опрятная страна с хорошими парками и защищенностью. Отрицательное на ум не приходит. Может, что в некоторых городах одни машины и спросить некого — пешком не ходят.

— Во всём можно найти как положительные, так и отрицательные стороны. Про хорошее вы уже рассказали, а вот что было плохого или не самого приятного?
— Геи и извращенцы, которые встречались в Грузии в Узбекистане и ранее в Афганистане. Также неприятное в Тайланде — улицы разврата, где обожратые европейцы тащат маленьких таек за собой, где все продается и покупается, все как театр. Очень душевно тяжело было это видеть. Наблюдать заживо гниющих на улицах в Китае и Индонезии. Проститутки, которые в Германии, Румынии стоят. Жалкое зрелище. Совсем девчонки ещё.

— Извращенцы в сексуальной сфере? Как это проявлялось? К вам приставали?
— Да, приставали во всех этих странах, что написал. Обычно начиналось с каких-то сексуальных вопросов. В Афганистане офицер полиции все спрашивал, как у нас в стране к геям относятся. А мы после велосипеда уставшие постоянно, мозг слабо соображает. Спрашивал, спрашивал, потом как за пах меня схватит. Я аж вскочил. Тут же Кольке говорю: «Коля, да он же гей». А Коля спокойно: «Ну да». В общем от массажа офицера мы отказались и спать ушли в другое место.

— Сложно было два года без женщины или у вас не было проблем с ними?
— Я не использовал разносторонние половые связи. Было сложно — я влюбился в путешествии, не хватало человека. Но я был верен ей. В Азии забываешь про женщин (я про исламскую Азию), там особо не принято общаться женщинам, твой круг всегда мужской. Это норма. Потом в Астрахани я даже удивился, когда подошла девушка и начала со мной говорить.

— Если не секрет, то в какой стране влюбились?
— В Казахстане. Но все не сложилось.

— Что самое главное вы вынесли для себя из этого путешествия?
— Что мир намного добрее, чем нам кажется, что он во многом гармоничен и прост. Что счастье строится не в материальном, а в семейных ценностях. Что мы много усложняем, что надо учиться быть добрее и бескорыстнее, учиться доверять и отдавать.

— После окончания кругосветки какие у вас были чувства? Все же за два года привыкли менять локации.
— Это можно сравнить с тем, что на скорости ты въезжаешь в стену. Я знал, чтобы не допустить адаптацию, нужно тут же начать деятельность. И на следующий день я стал изучать бег — пробежал два часа и началось беговое познание. Также я уделял время родным и разбирал архивы.

Мне было сложно, потому что мне хотелось рассказать о волшебных местах, но многие спрашивали: «Сколько ты потратил, и что тебе в материальном плане это дало?»

 Какие чувства вы испытывали первые дни после приезда домой?
— Смешанные чувства. Моя сестра стала мамой уже сама, появился племянник, их жизнь продолжалась, а я сам из нее вывалился. Было странно вклиниваться. Было сложно, город мал. Но бег мне помогал структурировать мысли и планы.

— Какая ваша основная деятельность после кругосветки?
— Мы осуществили несколько беговых проектов, я занялся бегом и скайраннингом, местами подрабатывал, принял в гонке на велосипедах участие прошлым летом. От Москвы до Владивостока «Red bull Trans Siberian Extreme», работал над книгой по прошлой экспедиции. Осуществил фото-опыт на Камчатке в медвежьем заповеднике. Много принимал участие во всевозможных соревнованиях по бегу. Сейчас я в Москве до сентября. 12 июля у нас презентация проекта «Вокруг света на велосипеде». Приходите.

— Расскажите о самых запомнившихся людях, которых вы встретили за путешествие.
— Девочка из детского дома в Киргизии, полтора дня она провела у меня на шее. Это было Счастье. Ей было около четырех лет. Юная девочка в Таджикистане, которую встретил на перевале 3000 метров вместе с семьей. Они пасли скот и жили там месяцы лета. Она отдавала последние конфеты, это было очень искренне, я тогда ощутил то, что она больше учит меня, чем я ее. Имена, простите, не помню сейчас — это из-за усталости. Так же отец Рафаил из Грузии. Он знал обо мне все почему-то. Серега-наркоман с города Балхаш, который отчаянно пытался завязать. Почти все люди с высокогорья Памира. Помню всех их.

— Есть ли качества или традиции, которые вам захотелось перенять у других народностей?
— Да, конечно. Доброту, открытость, бескорыстие как в Азии, улыбчивость как в Индонезии, мудрость как на Кавказе, стойкость как у Сербов, простор души как у Монголов.

— Как вы считаете, если бы ваше путешествие было на машине, к примеру, а не на велосипеде, вы бы получили тот же опыт? Почему?
— Нет, не получил бы. Для меня машина — это своеобразный аквариум. Это не тот процесс настоящей жизни. Машина сама едет, а ты не трепетно относишься к погоде и тому, что тебя ждет. Ты более закрыт. Велосипед — это полная задействованность в собственной и общественной жизни, больше общения за счет велосипеда.

— На что вы бы хотели больше всего вдохновлять людей?
— На самореализацию, на добрые ценности, на то, чтоб не боялись делать шаги, совершать вопреки стереотипам, идти к мечте, даже если никто не верит в нее.

— Подводя итоги вашего путешествия, расскажите историю, которая лучше всего опишет вашу поездку.
— Еду я в Монголии в пустыне, слышу, за поворотом холма дикие кони фырчат, и я тоже стал фырчать. Они приняли меня за своего и побежали ко мне.