Кругосветное путешествие на катамаране МАНГО. Завершающий этап: переход Кейптаун, ЮАР — Каса де Кампо, Доминиканская республика, Атлантический океан (февраль-апрель 2018 г.)

Выходили из Столовой бухты Кейптауна в солнечную и слабо ветреную погоду, специально следя за прогнозом погоды, чтобы опять не попасть в штормовой ветер, так часто встречающийся у берегов Южной Африки. Морские котики, высунувшие свои ласты и хвосты для просушки, казалось, махали нам вслед. Пингвины, стайками выныривая из воды, качали головами в такт набегающим волнам. Вынырнувший не вдалеке кит взмахнул хвостом и скрылся в пучине. Африка прощалась с нами, и мы благодарили за всё что она нам дала.
Безусловно ЮАР оказалась самой впечатляющей и полной приключений страной на всем нашем пути. Уникальный богатый животный мир, находящийся в полной гармонии с природой и человеком, делают ее интересной и запоминающейся даже для искушенного путешественника. Чего только стоят экстремальные погодные условия, от которых мы так много получили адреналина.
Атлантический океан, в противовес Индийскому оказался на удивление спокойным, и мы, порядком уставшие от сильного ветра, наслаждались настоящим яхтингом, как его понимают все любители морских путешествий. Мотор включали только на рассвете для подзарядки аккумуляторов, поддерживающих оборудование на борту и холодильник во время ночных вахт.
На третьи сутки пути еще издали показался большой плавающий предмет. Заблаговременно изменив курс и проходя мимо, увидели большого синего кита, мирно спящего на тихой воде и греющегося в первых лучах восходящего солнца. Услышав звук приближающегося мотора, выпустив фонтанчик воды с воздухом, кит махнул хвостом и ушел в глубину. Стоит ли говорить о том, что спящий кит на пути является кошмаром для всех без исключения яхтсменов. Ненароком налетевшая и разбудившая его яхта может в считанные секунды превратиться в кучу обломков от одного только взмаха хвоста. Но нам повезло, что встретили его уже посветлу и поэтому своевременно заметили.
На шестой день получили сообщение по спутнику от наших французских друзей, идущих следом в четырехстах милях от нас, что их кошка Муна упала за борт на ходу и они чудом смогли спасти ее. Мы очень хорошо знакомы с этим свободолюбивым питомцем. Еще находясь по соседству с их яхтой Кастелло, на стоянке в Ричардс Бэй, Муна постоянно приходила к нам поспать. Находила понравившееся ей место и укладывалась, свернувшись калачиком. Неоднократно капитан спасал ее, когда она, забравшись на чужие яхты в безветренную погоду, не могла выбраться обратно на берег при отливе или отжимном ветре. Поэтому мы очень были рады ее спасению. Даже представить страшно, в какое отчаяние могла повергнуть ее потеря членов команды Софи, Ризы и их десятилетней дочери Мойи.
Ветер в первые десять дней пути был не сильным, не более 10 узлов, но оставался стабильным и попутным, позволявшим проходить ежедневно более 120 миль. Вдруг, вопреки прогнозу, совсем стих и мы попали в штилевую зону, наслаждаясь спокойствием океана.
Свою первую рыбу в этом переходе, трехкилограммовую махи-махи золотого цвета, смогли поймать только на двенадцатые сутки пути, умыкнув ее перед самым носом у двухметровой акулы. Дважды мелькнув плавником, она пыталась оспорить свое право на добычу, но мы оказались проворней, и акула осталась ни с чем.
Из–за того что пришлось несколько дней идти под мотором, пересмотрели наши планы и на восемнадцатые сутки решили зайти на остров Святой Елены, находящийся в непосредственной близости от нашего пути, чтобы пополнить запасы топлива, овощей и фруктов.
Американка Ив, также, как и французы, идущая следом на моторе, написала, что у нее неполадки с рулевым управлением, и ей нужна будет помощь при постановке на муринг у острова. Мы ответили ей согласием и ожидали её прихода со дня на день, но береговые службы не разрешили нам и помогли ей встать на муринг сами, позже мы поняли почему.
Остров Святой Елены оказался небольшим, примерно десять километров длиной, изначально выглядел высоченной неприступной скалой без зелени с обрушивающимися волнами. Подумав, что на хороший остров Наполеона не сошлют, решили надолго не задерживаться.
Шеф сервиса для прибывающих яхт, узрев наши попытки спустить динги на воду, сообщил, что использовать можно только водное такси, которое за нами пришло. Когда мы увидели как происходит выход на берег, то сразу поняли причину, по которой запрещают использовать собственное динги. Без многолетнего опыта к берегу просто так не подойти. Набегающая волна, на гребне которой подплывает лодка, то поднимается из пучины на три-четыре метра и нависает над пирсом, то скатывается, и ты оказываешься внизу, под пирсом и теперь он нависает над тобой.
Дождавшись волну поменьше и подойдя с ней к пирсу, нужно ухватиться за свисающую веревку и быстро выпрыгнуть, захватив с собой все сумки и вещи, если не успел, то остаешься либо в лодке и ждёшь следующий подход, либо оказываешься за бортом, в клокочущей бездне. Этакий симбиоз тарзанки с рафтингом. А если учесть, что при тебе все документы, телефоны и ноутбук, то падение за борт вообще окажется дорогостоящим делом. И кроме того, при попадании в воду следует бороться за своё здоровье, чтобы не попасть под лодку или между лодкой и пирсом. Один из наших соседей-яхтсменов Майк всё-таки выпал, весь вымок, всё что мог намочил, но выбрался благополучно и остался жив и здоров, благо что и вещей у него с собой не было.
На берегу хотелось купить свежих овощей и фруктов, но наш вопрос о картофеле и томатах рассмешил продавца, не найдя что ответить, на этот, видимо наболевший вопрос. Обойдя все магазины, нашли только лук и полусухую тыкву. Так же в продаже не было хлеба, яиц, фасоли, да и много чего еще. Но нам сказочно повезло увидеть в кафе, где мы обедали помидоры. Попросили их нам продать. Хоть и по баснословной цене, но мы таким образом, оказались обладателями двух килограммов отличных томатов.
На острове встретили нашего американского друга Джона с яхты «3/4 time», который шел с нами в том же направлении, но на сутки раньше. Как обычно, он приглядел для нас место и, благодаря его подсказке, мы стояли рядом на отличном крепком муринге. Заправившись водой, топливом и всем, что смогли найти в магазине, уже через 48 часов покинули этот «благодатный» край.
В последующие дни после этой кратковременной остановки слабый попутный ветер до семи — десяти узлов дул на протяжении двух недель, позволяя днем и даже ночью идти под легким парусом спинакером.
В одну из таких ночей, подзаряжая батареи, заметили, что генератор левого двигателя перестал давать зарядку. Днем его переставили, поменяв на запасной, который отремонтировали, будучи ещё на Бали. Да вот только вновь отремонтированный генератор работать не захотел. Не смогли индонезийские «умельцы» его сделать. Зато капитан, разобрав оба, собрал из них один рабочий.
Пока меняли генератор заметили, что за нами следом идет полутораметровый марлин. Уже второй раз за наше путешествие наблюдаем такую картину. Ловить его не хочется, в холодильнике есть еще запасы рыбы. Да и если бы поймали такого красавца, пришлось бы отпустить. Уж очень большой для нас, не съесть. В честь восьмого марта капитан напек наивкуснейших блинов с «дырочками» как мы оба любим. Генератор работает, марлина видели, в общем праздник удался.
На двадцать вторые сутки пути, в центре безлюдного океана, замечаем приближающийся по траверзу корабль. Расстояние сокращается, пеленг не меняется, значит мы сближаемся. Приходится заводить двигатели, менять курс и расходиться. Всегда волнует вопрос: какова вероятность встречи судов в одной точке на столь громадном пространстве. Оказывается, что достаточна велика. Видимо существует какой-то неведомый закон притяжения двух тел в океане.
В одну из ночных вахт капитан увидел падающий метеорит, чем-то похожий на Челябинский, кусочек которого и лежит на катамаране, но меньше по размеру и последствиям. Вначале появилось свечение зелёного цвета, как будто кто-то запустил ракетницу и затем, через 3-4 секунды, небо озарила ярко белая вспышка, осветившая половину неба. Сложилось впечатление, что небесное тело, вошедшее в атмосферу, было сбито каким-то встречным объектом, чтобы убрать все последствия падения этого тела на землю или воду.
Морские птицы, похожие на помесь голубя и чайки, в количестве пяти особей, сопровождали наш катамаран в течение несколько дней и ночевали на солнечных панелях. Днем они улетали на рыбалку, а с наступлением темноты возвращались. Очень жалко было их, когда они одна за другой попали под острые лопасти нашего ветрогенератора, раскрученные достаточно сильно морским бризом. Мы уже ни чем не смогли им помочь, они одна за другой, каждую ночь падали в воду, если садились не на панели, а на ветрогенератор.
В другую из ночных вахт довелось увидеть удивительное свечение воды. Поочередно вспыхивая, как световой танцпол, кругами в диаметре около двух метров, сопровождали нас на протяжении десяти минут. Затем постепенно рассеялись, оставляя одинокие блики в океане. Думаем, что скорее всего это были светящиеся медузы.
На тридцать восьмые сутки пути, впервые за год пересекли экватор и перешли из южного полушария в северное. По этому поводу принесли дары океану в виде изюма, фиников и орех. Поблагодарив тем самым за удачное прохождение южного полушария самыми ценными продуктами нашего запаса.
Экватор встретил нас дождем и множеством саргассовых водорослей, количество которых росло пропорционально продвижению на север, начиная от отдельных пучков, переходящих в ветровые дорожки и затем собирающиеся в значительные плавучие острова, попадать в которые не очень приятно. Несмотря на значительное удаление от Африки, приходящие ветра несли песок из Сахары, обильно посыпая им нашу палубу, паруса и бимини. После чего, любое попадание воды образовывало желтовато-коричневые потеки.
Усилилась боковая волна. После чего перестало работать зарядное устройство от солнечных панелей. Хотя на борту и имелось запасное, ждать замены пришлось несколько дней, пока уменьшится волна и снизится вероятность захлестывания во время замены. Дождались. Но когда начали менять, волна обрушила весь свой гребень капитану на спину, вовремя закрывшему своим телом доступ к зарядному. Хвала Богам, все обошлось и новое зарядное не пострадало и заработало. Сразу вздохнули с облегчением, что не придется так часто заводить двигатель, а значит и топлива должно хватить до Доминиканы.
При заходе в Карибское море образовавшееся течение между островами Сан Висенте и Санта Люсия разредило водоросли и позволило закинуть удочку. Сразу после чего поймали махи-махи или по-другому дораду, уже на одиннадцать килограмм, чему мы и обрадовались, как золотой рыбе, потому что её цвет был настолько ярким, что иначе и не назовёшь. И на пятидесятые сутки пути порядком оскудевший рацион вновь был пополнен жареной, соленой, вяленой рыбой, великолепными котлетками и икрой. К рыбке испекли хлебушек с хрустящей корочкой, из остатка овощей сделали винегрет и устроили пир. Неустойчивая в Атлантическом океане спутниковая связь, вначале перестала показывать наш трек, а потом и вовсе стала передавать наши сообщение на большую землю в виде иероглифов. Хорошо, что смайлики отправлялись, благодаря которым мы смогли выражать свои мысли и наши родные знали, что с нами все в порядке.
К берегам Доминиканской Республики подходили на пятьдесят пятые сутки пути, пройдя 6050 морских миль или 11 тысяч километров. Конечный пункт нашего путешествия Марина Каса де Кампо совпал с нашим портом выхода в ноябре позапрошлого 2016 года и таким образом круг замкнулся.
Мы провели в путешествии 1 год и 5 месяцев. Много это или мало? В пути познакомились с яхтсменами, которые идут и 5, и 10, и 15 лет. Прошли в общей сложности 45 тысяч километров и увидели десятки островов и малых, и больших. Пересекли три океана, один из которых – Тихий, оказался размером с половину всей нашей планеты. Индийский показал свой непростой характер, а Атлантический принял в свои тёплые объятия и донёс до финиша. Теперь трудно нас убедить, что наша планета это Земля, мы бы сказали, что наша планета это Океан, всё таки большая часть составляет вода, моря и океаны.