005

 

Прогноз погоды пугал своей непредсказуемостью, оставляя нас в полном недоумении о дате выхода на ЮАР. Штилевая погода менялась на штормовую, попутный ветер на встречный, однако надвигающийся сезон дождей с грядущими ураганами не оставлял нам выбора, нужно было сниматься с якоря и идти дальше.

Для таможенного оформления пришлось заходить в Порт Луис, где неожиданно долго ждали миграционного офицера. Он в единственном числе представлял всю миграционную службу Маврикия и во время нашего визита оказался на митинге. Поэтому, несмотря на ранний подъем, отходили от острова уже после обеда.

Океан встретил спокойной волной и попутным ветерком. На второй день пути удалось поставить спинакер и спокойно скользить в попутном направлении, периодически встречая проходящие мимо суда.

Но на третьи сутки подул встречный ветер, пошел дождь, что в купе с течением сильно замедляло наше продвижение. Вместе со встречным ветром пришел холодный фронт, неся шквальный ветер, ливень и грозу. Молнии вспыхивали разноцветными фейерверками то поодаль, то совсем близко от катамарана. Пришлось выключить рацию, навигацию и автопилот. И кроме того спрятать наши телефоны и навигационные планшеты в духовку, как в ячейку Фарадея, защищающую электронику от негативного воздействия молний. Несмотря на то, что совсем рядом от нас по левому и правому борту шли два танкера, за плотной стеной дождя их совсем не было видно, как и не было возможности включить AIS, чтобы определить их местоположение.

Двое суток шли вместе с грозовым фронтом, отворачивая от молний и грозовых туч. Шли под мотором. Постоянно сменяющийся, то стихающий, то шквальной силы ветер не давал возможности поставить паруса, держа нас в постоянном нервном напряжении.

Убегая от очередной грозовой тучи, увидели на приборах AIS французскую яхту, идущую за нами в небольшом отдалении. Попробовали вызвать его на связь, но тщетно. То ли сигнал оказался слабым, то ли не захотели с нами разговаривать. Почему-то яхтсмены неохотно идут на контакт в открытом океане, видимо опасаясь пиратства, случаи которого были отмечены в прошлом году на юге Мадагаскара, мимо которого мы и проходили. В то время там случилась засуха, усугубив и без того тяжелое положении местного населения, вынуждая его выйти на «большую дорогу» в поисках легкой наживы.

Чем ближе приближались к Мадагаскару, тем интенсивнее становилось судоходство. Поочередно попадая то на «полосу встречного движения», то двигаясь в попутном направлении с основным потоком нефтеналивных танкеров и кораблей, несущих свои грузы через юг Африки на Бомбей, Сингапур и обратно. В отличие от мало предсказуемых рыбацких судов, часто встречающихся на севере Индийского океана, которые доставляли нам много хлопот, большие корабли четко следовали своему выбранному курсу, позволяя нам заблаговременно изменить свой маршрут, в случае необходимости.

Неожиданным для нас оказалось и то, что юг Индийского океана, из-за присутствия такого большого острова, как Мадагаскар, рождал множество противоположных и противоречивых течений. Вот, при небольшом, казалось бы, ветерке, мы несемся быстрее, чем обычно или начинаем «тормозить», медленно приближаясь к цели, неожиданно попав во встречное течение. Теперь при прокладке маршрута необходимо было учитывать не только ветер, но и направление течения, которое может свести на нет все преимущества попутного ветра.

Погода на всем протяжении пути радовала нас своим разнообразием, не давая нам расслабиться и заскучать. То шквалы с ливнями и тучами, закрывающими весь горизонт, то яркое солнце с небольшим ветерком. Вот и близость Антарктиды начинает чувствоваться по холодным южным ветрам и промозглым ночам. Просто одеться на ночь в теплый спортивный костюм становиться недостаточным, приходиться еще и кутаться в плед, находясь на вахте, пока Мангуша идет своим курсом, управляемый нашим помощником-автопилотом.

Попытки поймать рыбу в этот переход не увенчались успехом, видимо из-за отсутствия большой потребности в ней, ещё оставалось много заготовленных на берегу продуктов. А вот дельфинчики радовали нас своим посещением неоднократно.

Однако самой впечатляющей и запоминающейся из этого перехода оказалась последняя ночь. Прогноз обещал небольшой ветер с переменным направлением и мы, в общем-то, ожидая кратковременного шквала идущего за дождем, не ожидали стабильного штормового ветра, достигающего 35 узлов. Попутное течение, по которому шли, встретившись со встречным ветром, мгновенно образовало огромные волны, с грохотом обрушивающиеся на наш катамаран. Всю ночь неслись на огромной скорости с зарифленными парусами, пытаясь обрулить грозовые тучи. Если мы ранее планировали идти еще день и успеть зайти к вечеру в бухту, то ветер нас донес к рассвету. Ближе к берегу ветер стал тише, волна успокоилась, дымка рассеялась и мы увидели Африку.

На подходе к бухте Ричард Бэй навигационный планшет показал линии радио-контроля, по прохождении которых необходимо было делать запрос порта, и таких точек при подходе оказалось четыре. Если на первую и вторую портовый контроль как то отреагировал, то на третьей и четвертой точках они ничего нам и не отвечали. Лишком уж мы для них маленькие, а вот большие суда они сопровождали не просто морским катером, а ещё и облетали портовым вертолётом, контролируя каждое движение судов.

Расходясь с выходящими огромными судами в узкости уже в ста метрах друг от друга, заходили в долгожданную бухту, где нет волны и ветра. С ходу встали в прилегающую марину и отправились на поиски таможенного оформления, но сотрудница офиса, сделав на нас большие глаза, посоветовала срочно и быстро переставить катамаран на карантинную стоянку. Ну вот, опять мы не туда встали. Завелись снова и двинулись в нужном направлении, но не всё так просто, парусники уже стояли по два штуки к стенке пирса, а единственное свободное место оказалось зарезервировано под полицейский катер. И тут нам машет дружелюбный капитан 50-футовой яхты, предлагая встать к его борту вторым рядом, с чем мы несомненно согласились. Закрепившись по всем правилам с носа и с кормы, добавив для устойчивости шпринги оказались, наконец-то пришвартованными туда, куда надо и только сейчас мы поняли что мы пришли, встали и готовы оформляться и открывать для себя новый континент.