001

Сам остров Бали небольшого размера, 150 на 80 километров вулканического происхождения. На острове 8 вулканов, два из которых Агунг и Батур действующие. В настоящее время вулкан Агунг опять проснулся и возникла угроза извержения. Дайверы под водой отмечают, что слышен рокот внутри земли. Все деревни в окрестностях вулкана опустели, местные власти призвали население покинуть район в радиусе 12 км. Вулканологи фиксируют признаки подъема магмы к поверхности и участившиеся землетрясения до 500 в день. Какие будут последствия, никто предположить не может. Последнее извержение было в 1963 году, тогда была назначена церемония очищения мира от грехов. Жрецы и вулканологи предупреждали правительство о неверной дате проведения ритуала, но иностранные делегации уже были приглашены и президент страны не стал переносить церемонию. Произошли взрывы кратера, сошла лава и столб пепла и камней выбросило на высоту до 10 км. Тогда погибло более тысячи человек, но сам храм, в котором проводился обряд, не пострадал, хотя лава прошла от него всего в нескольких метрах.

Остров имеет огромное количество культурных и природных достопримечательностей, что, несомненно, привлекает ежегодно большое количество туристов. Мы тоже проехали по острову. Посетили множество интересных мест. В том числе спящий вулкан Кинтамани и Город Убуд, окруженный живописными рисовыми террасами и мастерскими с резьбой по дереву. Лес обезьян в Убуде считается у балийцев священным, потому что здесь же находится храм Пура Букит. Обезьяны прекрасно общаются с людьми и норовят залезть в сумки или карманы, а порой просто стащить очки.

Проехав по местным пляжам, обратили внимание, что они очень популярны у сёрферов, так как высокая океанская волна даёт возможность в полной мере насладиться катанием на доске. Но, в то же время, не позволяет спокойно купаться людям, которые вышли на пляж просто поплавать.

В то же время, катамаран наш стоял на муринге в заливе Серанган в окружении разношерстных яхт, катамаранов, рыбацких лодок и столетних кораблей. Однако, встать с первого раза не получилось. Пришлось переставляться несколько раз, то близко к соседнему судну встанем, а то однажды при отливе оказались в непосредственной близости от берега и рыбаки, подойдя по обнажившемуся дну, уткнулись своими удочками в борт катамарана.

Стояли на Бали больше двух месяцев, за это время съездили домой в Россию, а когда вернулись, нашли наш катамаран с обросшим днищем. Водоросли болтались тридцатисантиметровой бородой. И как мы поняли, большой ущерб «необрастайке» нанес уже давно пресноводный Панамский канал. Дорогостоящая краска оказалась не предназначена для пресной воды и, став рыхлой и мягкой, смывалась при любом прикосновении. Но затем, в водах Тихого океана, она обрела первоначальную стойкость и твёрдость, но существенно истончилась и начала с катастрофической быстротой обрастать ракушками.

Красить договорились с местными работниками, что и смотрели за нашим катамараном, используя приливно-отливные течения при новолунии, когда они особенно высоки. Зашли на катамаране подальше на отмель, подложили под корпус мешки с песком, а когда вода ушла, оказались на суше. Стояли так четверо суток. Два раза в сутки вода поднималась и мы оказывались на плаву, а когда вода уходила, в это время и велись все работы по очистке, ремонту и покраске катамарана.

По рекомендации нашли местного механика, чтобы он поменял нам сальник. Пришел без инструментов и, как оказалось, впервые видел наш мотор. Отправили его восвояси, дабы не сломал чего, не зная устройства наших механизмов. Посмотрев в интернете как меняется сальник и, оценив собственные возможности в условиях прибывающей воды, быстро его поменяли. Благо, что на катамаране были все нужные запасти. Время покажет, как качественно мы это сделали.

Кроме того, как оказалось, это был последний день, когда можно спустить катамаран на воду, так как подъём воды становился с каждым разом всё ниже и ниже, а следующая возможность сняться с этого места была бы только через две недели. Краску, за которую отдали деньги еще неделю назад, привезли только накануне вечером. В результате пришлось докрашивать под ливнем, попутно смывая остатки соли с корпуса после отлива. Успели закончить все только чудом, не зря работники перед началом работ принесли подношение богам в виде плетёных корзиночек с цветами и угощениями.

Вообще это местная традиция, каждый день ставить такие плетёночки перед домом. Но жизнь основного населения от этого не становится лучше. Местные рыбаки появляются в воде как только начинает сходить вода и можно стоять по грудь, причём не важно, какое время суток, хоть ранее утро, хоть день, хоть ночь. Ловят какую-то мелкую рыбёшку, да на отливе по дну собирают ракушки. Тем и питаются. А женщины и дети собирают какие-то водоросли и потом сушат их тут же на обочине дороги, где постоянно ездят мотоциклисты и машины. Но, тем не менее, дань свои богам отдают со всей ответственностью. На входе у каждого каменного дома, видимо более зажиточных балийцев, построен родовой храм. Но вне зависимости от достатка каждому предстоит пройти как минимум три обязательных дорогостоящих церемонии. Первая – это церемония рождения ребёнка. Вторая – это необычная церемония подпиливания зубов. Делается всё на живую, без анестезии, обыкновенным напильником и без дезинфекции, но молитв при этом читается много. А смысл в том, чтобы укротить в собственном теле дух животного и предстать перед богами человеком. И так как это дорого, то откладывается до того момента, пока родственники не соберут нужную сумму в размере не менее 3000 долларов, а бывает это в разном возрасте и даже после смерти. Вот так объединяют всех, кто собрал деньги, укладывают рядком и подпиливают зубы. А потом все празднуют, собирая при этом около 500 гостей. Ну и последняя, заключительная церемония, которая стоит уже больше 8000 долларов – кремация и отпевание умершего. Пока денег не собрали, тело прикапывают на временных кладбищах и могут ждать 3-5-10 лет, пока накапливается нужная сумма. Поэтому сложилось впечатление, что очень хорошо здесь живут служители храмов, а основное население собирает на церемонии деньги и ходит от церемонии к церемонии среди многочисленных родственников.

Но питаются индонезийцы достаточно вредно для человеческого организма, это очень острая и однообразная пища, много чипсов, холодных и газированных напитков, мало питательной пищи, так как основу в ежедневном рационе составляет рис. Может поэтому мы так и не смогли найти здесь долгожителей, а те немногие, кто достиг возраста 80 лет, уже не ходят и лежат в постели.

Несмотря на трудные условия жизни и питания, индонезийцы не воруют и много вещей оставляют прямо на улице. В бедных районах прямо на обочине стоят открытые помостики, накрытые тентом, и там же они и живут, имея в наличии матрац, телевизор, одежду, одеяло и мелкий скарб. Всё лежит в открытом виде, там же спят и питаются. Вот так и живут.

Но отдых для туристов организован в лучшем виде, и никто из туристов всего этого не увидит, если конечно не поедет как мы на велосипедах по мелким улочкам, вдоль берегов и местам обитания местного населения. А в районах концентрации туристов стоят замечательные отели, СПА-салоны, массажные кабинеты, экскурсионные агентства, сувенирные лавочки и прочие развлечения для иностранцев. И всё сопутствует отличному отдыху с современными атрибутами и местными колоритными традициями.

Но нам пора в путь. Тем более что перед нами уже ушли яхты мирового ралли ARC World, а нам придётся их догонять, чтобы вместе, в короткий сезон декабря, успеть перейти из Индийского океана через юг Африки в Атлантический. Ведь только раз в году в этот летний для южного полушария месяц стихает встречный ветер и появляется благоприятная возможность, чтобы обогнуть мыс Доброй Надежды.