Море-и-небо

Я  хорошо помню тот день и вечер 23 марта 1987 года, плавбаза Сахалинского промышленного флота «Маршал Мерецков», во главе с капитаном  Пацкуном Василием Фёдоровичем.

Наша рыбопромысловая путина подходила к концу, буквально через 2 недели наша плавбаза должна прибыть  по расписанию  в порт города Владивостока, на перестой.

Пока что обрабатывали рыбу: минтай, треску. Производили консервы, икру, морозку, рыбную муку, рыбный жир.

За 10 лет работы в море я видела, какие шторма, ураганы и тайфуны приходилось преодолевать команде и всему экипажу.

dfbkdhk hkdfgjf

По судовому радио капитан давал команды дрожащим голосом. Весь экипаж (300 человек) знал, что мы в опасности. Я вышла на свою палубу «Д»  и начала читать самую лучшую молитву, которую я знала, за весь экипаж. Полчаса я молилась, пока не заработал главный двигатель. При таком градусе наклонности корабль тонет, об этом факте отлично знал командный состав корабля. Но  нас спасла вода в танкерах, правильный балласт судна и героический труд матросов, которые стояли тогда на вахте в машинном отделении.

Через полчаса потихоньку накренённая плавбаза стала двигаться в сторону Камчатской бухты, преодолевая сильнейший ураганный ветер. Экипаж корабля не спал и никто не работал, все работы были отменены.

В половине двенадцатого ночи мы прибыли в бухту на Камчатке. Старший помощник капитана объявил: «Бросать якорь». Я еще своим ушам не поверила, вышла на открытую палубу  и увидела огромную бухту, заполненную кораблями большими и маленькими, все они светились ярким светом. Для нашего корабля это было чудо спасения.

Когда в начале апреля мы прибыли во Владивосток, сошли на берег, мне хотелось целовать землю и благодарить окружающий мир.

Помню, ещё  один опасный  случай пришлось мне пережить.

В 1989 г. Из порта Холмск Сахалинской области наша организация ХБПТФ  отправляла нас  рыбаков  и моряков в море.

Был ноябрь, погода стояла неустойчивая. На рейд Холмска  подошло пассажирское судно «Мария Ульянова», чтобы забрать рыбаков и отвезти в район промысла.

Нас,  рыбаков  подвезли на маленьком судёнышке (плашкоут)  к пассажирскому кораблю. Вдруг, погода резко изменилась, начался шторм в Татарском проливе. Капитан пассажирского корабля  дал команду переправлять рыбаков по верёвчатому штормовому трапу. Мне это все было знакомо. Пустили меня первой. Матросы завязали штормовой пояс вокруг меня и подвели к штормовому трапу. Я прыгнула, схватилась за штормовую лестницу, ударилась об борт корабля рукой, не удержалась на трапе и повисла на спасательном  поясе. Сверху помощник капитана  что-то кричал и ругал матросов. Во избежании повторного удара об борт корабля, меня при помощи техники  и верёвок на спасательном поясе увели в сторону. Несколько минут я вся перегнутая висела на этом поясе. Меня качало ураганным ветром, я видела всю бездну моря, было четкое осознание, что в любой момент могу сорваться и  утонуть, но страха не было. Очень медленно и осторожно  матросы начали опускать меня  с высоты обратно на плашкоут. Несмотря на ушибленную руку, второй раз я благополучно поднялась по штормовому трапу на борт корабля.

gfgdf

Это уже потом я почувствовала, что пока я висела над морем, меня качало бурей, я получила какой-то заряд энергии от этой бури. И эта добрая божественная энергия остаётся со мной и сейчас.

 

историк-путешественник В.И. Мамчур

г. Томск